Совместное обеспечение должников в банкротстве


Совместное обеспечение должников в банкротстве
В случае когда лица, предоставившие обеспечение по обязательству должника, входят с ним в одну группу лиц, объединены общими экономическими интересами и контролируются одним конечным бенефициаром, предполагается, что такие обеспечения даны совместно и предоставившие их лица отвечают перед кредитором солидарно.

Судебная практика

Банк (кредитор) и компания (заемщик) заключили кредитные соглашения, надлежащее исполнение обязательств заемщика по которым было обеспечено поручительством Б. и общества, а также залогом имущества общества.
Б. как поручитель произвел совокупные платежи в пользу банка за компанию в период с 2014 по 2015 год.
В связи с тем, что в отношении общества было возбуждено дело о банкротстве, Б. в лице финансового управляющего Ж. обратился в арбитражный суд с заявлением о включении задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами в реестр требований кредиторов общества как требований, обеспеченных залогом имущества должника.
Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа, заявление удовлетворено.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ 04.10.2018 г. отменила названные судебные акты и направила обособленный спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям (№ 305-ЭС18-9321).
Возражая против заявленных требований, конкурсный управляющий приводил доводы о том, что предоставленное в том числе Б. и обществом обеспечение по долгам компании является совместным, а должники по обеспечительным сделкам - солидарными. В обоснование своих доводов конкурсный управляющий указывал, что общество и компания входят в состав одной группы лиц, конечным бенефициаром которой является Б. Конкурсный управляющий отмечал, что указанные лица неоднократно выступали поручителями и залогодателями друг у друга в отношениях с банками, вели общий строительный бизнес, а также брали кредиты на общие цели внутри группы. Однако в нарушение положений ст.ст. 71, 168, 170, 271 и 289 АПК РФ указанные доводы конкурсного управляющего не получили никакой правовой оценки со стороны судов.
Вместе с тем в ситуации, когда одно лицо, входящее в группу компаний, получает кредитные средства, а другие лица, входящие в ту же группу, объединенные с заемщиком общими экономическими интересами, контролируемые одним и тем же конечным бенефициаром, предоставляют обеспечение в момент получения финансирования, зная об обеспечительных обязательствах внутри группы, предполагается, что соответствующее обеспечение направлено на пропорциональное распределение риска дефолта заемщика между всеми членами такой группы компаний вне зависимости от того, как оформлено обеспечение (одним документом либо разными), что позволяет квалифицировать подобное обеспечение как совместное обеспечение.
По общему правилу суд квалифицирует поручительство нескольких лиц как совместное, если будет установлено наличие соответствующего волеизъявления указанных лиц, направленного именно на совместное обеспечение обязательства, тогда как аффилированность лиц, предоставивших поручительство, презюмирует совместный характер такого поручительства. Бремя опровержения названной презумпции лежит на самих поручителях.
Предоставившие совместное обеспечение лица являются солидарными должниками по отношению к кредитору. При исполнении одним из таких солидарных должников обязательства перед кредитором его отношения с другими выдавшими обеспечение членами группы по общему правилу регулируются положениями п. 2 ст. 325 ГК РФ о регрессе: он вправе предъявить регрессные требования к каждому из лиц, выдавших обеспечение, в сумме, соответствующей их доле в обеспечении обязательства, за вычетом доли, падающей на него самого.
Аналогичный вывод следует из смысла правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в абз. 2 и 3 п. 27 постановления от 12.12.2012 г. № 42 “О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством”.
При таких условиях для целей правильного разрешения спора суду следовало установить, действительно ли названные лица были аффилированными по признаку вхождения в группу, имелись ли обстоятельства, опровергающие презумпцию совместности поручительства, и если нет, определить долю каждого члена группы в обеспечении кредитных обязательств.
Кроме того, по смыслу п. 2 ст. 325 ГК РФ, если иное не установлено соглашением между солидарными должниками, предоставившими совместное обеспечение, и не вытекает из отношений между ними, право регрессного требования к остальным должникам в обеспечительном обязательстве имеет не любой исполнивший обязательство, а лишь тот, кто исполнил обязательство в размере, превышающем его долю, и только в приходящейся на каждого из остальных должников части (абз. 1 п. 53 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 г. № 54 “О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении”).
Таким образом, в случае предоставления совместного обеспечения судам при проверке обоснованности спорного требования следовало выяснить, исполнено ли гражданином Б. обязательство перед банком в размере, превышающем его долю, имея в виду, что при совместном обеспечении Б. вправе получить с остальных солидарных должников, выдавших обеспечение, компенсацию в размере того, что гражданин Б. уплатил сверх падающей на него доли. При этом ответственность перед гражданином Б. любого другого солидарного должника в обеспечительном обязательстве определяется исходя из той части превышения, которая приходится на него.
Более того, из существа обеспечительных обязательств, направленных на максимальное удовлетворение требований кредитора за счет имущества поручителей и залогодателей, и принципа добросовестного осуществления гражданских прав (ст. 10 ГК РФ) следует, что должник в обеспечительном обязательстве, частично исполнивший обязательство перед кредитором, не имеет права на удовлетворение своего суброгационного или регрессного требования к другому солидарному должнику до полного удовлетворения требований кредитора по основному обязательству (применительно к рассматриваемым отношениям по смыслу абз. 2 п. 30 вышеназванного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.12.2012 г. № 42; в настоящее время согласно п. 1 ст. 6, абз. 2 п. 1 ст. 335, п. 4 ст. 364 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 08.03.2015 г. № 42-ФЗ).
С учетом этого судам также надлежало установить, исполнено ли в полном объеме обязательство перед банком по кредитным соглашениям, и в случае частичного неисполнения данного обязательства, включения непогашенной части задолженности перед основным должником по упомянутому кредитному договору в реестр требований кредиторов обществом, определить порядок исполнения требования гражданина с указанием на то, что гражданин не может получить исполнение ранее банка.

Комментариев нет