Незаконное вознаграждение от имени юридического лица по ст. 19.28 КоАП РФ

Незаконное вознаграждение от имени юридического лица по ст. 19.28 КоАП РФ
Согласно ч. 1 ст. 19.28. КоАП РФ  являются административным правонарушением незаконные передача, предложение или обещание от имени или в интересах юридического лица должностному лицу, лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации денег, ценных бумаг, иного имущества, оказание ему услуг имущественного характера, предоставление имущественных прав за совершение в интересах данного юридического лица должностным лицом, лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации действия (бездействие), связанного с занимаемым ими служебным положением.

Проверка Конституции ч.1 ст. 19.28 КоАП РФ

Определением Конституционного Суда РФ № 2514-О от 09.11.2017 года Обществу отказано в принятии к рассмотрению жалобы, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
Конституционный Суд указал, что Федеральным законом от 8 марта 2006 года № 40-ФЗ Российская Федерация ратифицировала Конвенцию Организации Объединенных Наций против коррупции (принята 31 октября 2003 года Резолюцией 58/4 Генеральной Ассамблеи ООН; вступила в силу для Российской Федерации 8 июня 2006 года), а Федеральным законом от 25 июля 2006 года № 125-ФЗ ратифицировала также Конвенцию Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (принята в Страсбурге 27 января 1999 года; вступила в силу для Российской Федерации 1 февраля 2007 года) и тем самым приняла на себя обязательства по совершенствованию национального законодательства в области противодействия коррупции с учетом стандартов, определенных данными международными договорами.
В соответствии со статьей 26 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции каждое государство-участник принимает такие меры, какие, с учетом его правовых принципов, могут потребоваться для установления ответственности юридических лиц за участие в преступлениях, признанных таковыми в соответствии с данной Конвенцией (пункт 1); при условии соблюдения правовых принципов государства-участника ответственность юридических лиц может быть уголовной, гражданско-правовой или административной (пункт 2); возложение такой ответственности не наносит ущерба уголовной ответственности физических лиц, совершивших преступления (пункт 3); каждое государство-участник, в частности, обеспечивает применение в отношении юридических лиц, привлекаемых к ответственности в соответствии с настоящей статьей, эффективных, соразмерных и оказывающих сдерживающее воздействие уголовных или неуголовных санкций, включая денежные санкции (пункт 4).
Статья 18 Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, конкретизируя условия ответственности юридических лиц за данное преступление, предусматривает, что каждое подписавшее ее государство принимает такие законодательные и иные меры, которые могут потребоваться для обеспечения того, чтобы юридические лица могли быть привлечены к ответственности в связи с совершением уголовных правонарушений, заключающихся в активном подкупе, злоупотреблении влиянием в корыстных целях и отмывании доходов, признанных в качестве таковых в соответствии с данной Конвенцией и совершенных в их интересах каким-либо физическим лицом, действующим в своем личном качестве или в составе органа юридического лица и занимавшим руководящую должность в юридическом лице, в процессе: выполнения представительских функций от имени юридического лица; или осуществления права на принятие решений от имени юридического лица; или осуществления контрольных функций в рамках юридического лица; а также в связи с участием такого физического лица в вышеупомянутых правонарушениях в качестве соучастника или подстрекателя (пункт 1); помимо случаев, уже предусмотренных пунктом 1, каждое государство принимает необходимые меры для обеспечения того, чтобы юридическое лицо могло быть привлечено к ответственности тогда, когда вследствие отсутствия надзора или контроля со стороны физического лица, о котором говорится в пункте 1, появляется возможность совершения уголовных правонарушений, указанных в пункте 1, в интересах этого юридического лица физическим лицом, осуществляющим свои полномочия от его имени (пункт 2); ответственность юридического лица в соответствии с пунктами 1 и 2 не исключает возможности уголовного преследования физических лиц, совершивших,        подстрекавших            к    совершению или участвовавших в совершении уголовных правонарушений, указанных в пункте 1 (пункт 3).
Федеральным законом от 25 декабря 2008 года № 280-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции» (пункт 3 статьи 14) КоАП РФ был дополнен статьей 19.28, которая действует в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 года № 97-ФЗ.
Таким образом, оспариваемые заявителем законоположения были приняты федеральным законодателем в рамках международных обязательств Российской Федерации в целях имплементации норм международных договоров Российской Федерации в национальную правовую систему, в которой с учетом имеющихся правовых традиций юридические лица не рассматриваются как субъекты уголовной ответственности, но признаются субъектами иных видов публично-правовой ответственности, в том числе административной.
Оспариваемые положения части 1 статьи 19.28 Ко АП Российской Федерации действуют и подлежат применению во взаимосвязи не только с приведенными положениями Федерального закона «О противодействии коррупции», но и с другими положениями Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
ООО А., по существу, настаивает на необходимости признания за обвинительным приговором или иным решением суда, которым устанавливается виновность физического лица в совершении коррупционного преступления, преюдициального значения для суда, рассматривающего дело об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.28 КоАП РФ.
Между тем, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 21 декабря 2011 года № 30-П, предмет исследования в каждом виде судопроизводства имеет свои особенности, исходя из которых определяются не только компетентный суд, но и специфика процессуальных правил доказывания по соответствующим делам, включая порядок представления и исследования доказательств, а также основания для освобождения от доказывания; пределы усмотрения федерального законодателя в решении этих вопросов достаточно широки — при условии соблюдения общих для всех видов судопроизводства конституционных принципов осуществления правосудия и соответствующих международных обязательств Российской Федерации; наделение судебных решений, вступивших в законную силу, свойством преюдициальности — сфера дискреции федерального законодателя, который мог бы прибегнуть и к другим способам обеспечения непротиворечивости обязательных судебных актов в правовой системе, но не вправе не установить те или иные институты, необходимые для достижения данной цели.
Как следует из статей 26.1 и 26.2 КоАП РФ, обстоятельства, имеющие отношение к делу об административном правонарушении, подлежат выяснению путем исследования доказательств, каковыми являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, а также виновность лица, привлекаемого к административной ответственности.
При рассмотрении дела об административном правонарушении собранные по делу доказательства должны оцениваться в соответствии со статьей 26.11 КоАП РФ, а также с позиции соблюдения требований закона при их получении (часть 3 статьи 26.2 КоАП РФ). При этом названный Кодекс не исключает использование в качестве доказательств по делу об административном правонарушении материалов уголовного дела.
В рамках рассмотрения дела об административном правонарушении, предусмотренном статьей 19.28 КоАП РФ, материалы из уголовного дела представляют собой часть доказательств и оцениваются судьей наряду с другими доказательствами, собранными по делу об административном правонарушении. Вместе с тем суд, по смыслу статьи 25.6 КоАП РФ, по собственной инициативе или по ходатайству участников процесса, осуществляя проверку собранных доказательств и их оценку по своему внутреннему убеждению, вправе допросить в качестве свидетелей лиц, ранее допрошенных в рамках уголовного дела.

Комментариев нет